mologa_pike (volwalker) wrote,
mologa_pike
volwalker

Мне теперь тепло...

Мишка сидел на припорошенной снегом скамейке и смотрел на меня. Я стоял рядом. Было тихо. Было свежо, и кругом лежал первый снег.

— Люблю такие дни, — сказал Миша и опустил глаза на снег. Как-будто... все кончилось.
— Что?
— Не знаю, как-будто Господь все завершил, как-будто... все кончилось. И теперь все хорошо, спокойно так.

Я поднял глаза на серое небо. Когда тут все кончится... Сейчас кто-то радуется, наверное, чай пьет, улыбается. Жизнь она такая, здесь течет по камням, а там — по песку бежит, искрится на солнышке.

Мишка и сказал:

— Знаешь, а ведь он приходил ко мне?

— Кто?

— Отец мой приходил.

Я замолчал, отец Мишки — бедолага скончался в больнице неделю назад.

— Он приходил ко мне ночью, когда я спал. Не знаю, как это объяснить, я его не видел, это было похоже на сон, но я чувствовал его присутствие. Мы ходили с ним под дождем, в темноте, он держал меня за руку, обнимал и говорил что-то очень хорошее, я не помню что...Я плакал, но... как-то счастливо. Знаешь, когда мы маленькие переживаем из-за чего-то, и мать или отец берет нас на руки и успокаивает... И становится так тепло-тепло на душе. Хорошо. Я рыдал, и отец будто бы говорил: "ничего-ничего, ну что ты, разве ты не видишь — все хорошо". Мне теперь тепло от этих воспоминаний.

Я молчал, вдыхал холодный воздух и смотрел на Мишку, на его голубые глаза, светлую шапку, а потом перевел взгляд на траву — на ней начал таять снег. Первый снег...он всегда тает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments